Интернет-аптека
Наркология, Наркологический центр. Челябинск

Последний вопрос

Алкоголизм - болезнь или порок?

Большая часть человечества считала и оценивала алкоголизм в категориях морали: алкоголизм - это проявление слабоволия и моральной дегенерации. Медицина признала алкоголизм болезнью, а не пороком, тогда, когда врачи сделали вывод из весьма очевидного факта: никто не пьет для того, чтобы стать алкоголиком. Болезнь является результатом происходящих в организме процессов, на которые больной не имеет никакого влияния. Процессы эти – аномалия, ибо проявляются не у каждого пьющего человека. Более того, не всякий злоупотребляющий алкоголем, обязательно алкоголик.

Алкоголизм, как болезнь, никогда не была и не является социальной проблемой, которую можно было решить при помощи постановлений и замечательных распоряжений. Алкоголизм всегда был болезнью одной индивидуальной личности, которой нужно помочь.

Проблема в том, что у алкоголизма как болезни очень низкий статус. Это происходит от заблуждения всего нашего общества, особенно среди высших слоев. Культура поддерживает стереотип, согласно которому алкоголизм – это болезнь бедных, ленивых, отверженных, порочных; ею страдают “люди у ларьков”, а не мы.

Алкоголик - не обязательно вечно пьяный, “дружбан” с кружкой пива у ларька. В действительности, большинство алкоголиков - это внешне нормальные люди; с профессиональной точки зрения они – время от времени – лучше неалкоголиков. Алкоголику не обязательно пить денатурат. Есть алкоголики, которые никогда в жизни не пили ничего, кроме пива. Алкоголику не обязательно пить ежедневно; большинство алкоголиков пьют периодически: после очередного запоя наступает всё укорачивающийся период абстиненции (воздержания). Такой периодический характер питья вводит в заблуждение самого больного, его семью и нередко даже врачей. По сути дела перерыв в пьянстве ничего не доказывает. Важность не в том, как часто или как много он употребляет алкоголя, а в том – мешает ли…

Удивительное состоит в том, что, несмотря на, ряд четких симптомов болезни, сам алкоголик не признает, что он болен. Ибо алкоголизм относится к разряду “необычных странных болезней”, называемых “болезнями отрицания”.
Словом, алкоголик не верит, что он алкоголик. Ив то же время у него всё больше болезненных ощущений. Чувства вины и угрызения совести. Частые изменения настроения. Чувство одиночества и изоляции. И самое болезненное: отсутствие чувства собственной значимости.

Пока он, в конце концов, не станет просыпаться с проклятиями на устах; с чувством страха, что принесет ему новый день. С желанием убежать от этого дня, избавиться от него: не вставать с постели, спать, напиться. Самообман не позволяет ему обнаружить истинную причину такого состояния. Алкоголик уверен, что причиной всего – другие люди или обстоятельства, в каких он живет. Он решает изменить это положение. Он решает заняться физзарядкой. Решает развестись с женой. Решает уехать. Поменять место работы. Жениться. Вернуться. Ничего не помогает. Никакие перемены, перестановки не помогают, ведь не может же алкоголик убежать от самого себя, от своей болезни. От болезни, которая создала на столько серьезную проблему со здоровьем, в семье, на работе, с правоохранительными органами – что больной сдается и обращается к врачу.

Очередная аксиома нашей культуры: когда больной обращается с жалобой к врачу, то врач обязан помочь, облегчить его страдания, выписать ему лекарства, дать таблетку. Подлечить его. С алкоголизмом так не получается. От этой болезни нет чудодейственного лекарства, не существует быстрого пути избавления от нее.

Многие специалисты не отдают себе отчета в том, какие жизненные перемены необходимы для обретения трезвости и должны сопутствовать трезвому образу жизни. Они не понимают проблем, которые выходят на первый план после того, как человек перестал пить. Они считают, коль скоро кто-то перестал пить, то все остальное должно быть в порядке.

Здесь требуется кропотливая работа по изменению поведенческих стереотипов, по выработке нового самосознания, по нейтрализации постоянно возрождающегося механизма самообмана.

Рационализация, циклические перерывы в пьянстве, чрезмерное усердие на работе и кроткое поведение дома в период воздержания, манипулирование людьми и фактами, селективная (избирательная) память и много других механизмов самообмана – всё это создает необычайно сильную структуру отрицания, благодаря которой алкоголику удается убедить самого себя в том, что он не алкоголик. Эта структура отрицаний обладает, прежде всего, чертами интеллектуального характера и необычайно крепка и устойчива у образованных людей.

Поэтому, в связи с отрицанием, чаще всего, алкоголик обращается к врачу, прежде всего за тем, чтобы услышать от него, что он не алкоголик. Но ведь само обращение к врачу говорит уже о наличие проблемы. Практически нет случаев, когда кто-либо из специалистов ошибочно квалифицировал пациента в качестве алкоголика. В принципе, можно принять положение, что первое подозрение в алкоголизме появляется в период, когда болезнь уже достаточно далеко зашла.

Бессмысленно задавать вопрос алкоголику “Почему он пьет”. Он пьет только потому, что он болен алкоголизмом. И началом выздоровления является ломка механизма отрицания, признание себя алкоголиком; если это удается сделать, то остальное пойдёт гораздо проще и легче.

Алкоголик напоминает нам ребенка. В его сознании доминирую два понятия: “Я” и “Хочу”. Он не чувствует ответственности за свою жизнь и судьбу, вместо этого он пытается манипулировать другими, чтобы они выполнили его требования. По сути своей он трус, ибо боится посмотреть прямо в глаза жизненным обстоятельствам; он хочет, чтобы вместо него это сделали другие. Даже, если он не всегда является эгоистом, то всегда он эгоцентрик; думает и говорит только о себе; ему и в голову не может придти, что кто-то может им не интересоваться. Он не может принять мысли, что кто-то не исполнит его желания. Каждое “нет” он воспринимает, как личное оскорбление. Он не может понять и уразуметь нормальных явлений, что не все желания и устремления выполнимы. Ребенок, когда не получает конфету, плачет; алкоголик – пьет.

Эмоциональная незрелость алкоголика со временем возрастает. Вместо эмоционального и духовного роста, он теряет способность выражать свои чувства. Он не знает, что с ними делать, не умеет их выражать, не способен сказать “Я сержусь” или “Я люблю”. Он загоняет свои чувства вглубь, особенно негативные: злость, обиду и, прежде всего, страх. И когда их накапливается чересчур много – он пьет, а потом, буквально, взрывается: выбрасывает из себя всё накопившееся. Чаще всего это происходит в агрессивной, деструктивной форме.
Возврат к здоровому образу жизни – это целый процесс.

Выздоровление требует чего-то большего, нежели само воздержание от алкоголя (абстиненция). Оно требует изменения самого себя, требует эмоциональной зрелости. Такое личностное изменение фактически невозможно совершить в одиночку, отсюда необходимость помощи специалистов центра «Крылья». Это изменение происходит весьма постепенно, поскольку включает в себя все сферы жизнедеятельности больного алкоголизмом: не только его поведение, но и образ мышления и, прежде всего, реакцию на эмоциональное собственное состояние. В результате чего, после нескольких лет трезвости, как у нас говорят алкоголик “остается тем же самым, но совершенно другим”.

Приведенная на сайте информация не является руководством к самолечению.
Возможны противопоказания. Необходима консультация специалиста!