Интернет-аптека
Купить куклу ручной работы
Ирис, центр женского здоровья, Челябинск

Последний вопрос

Маргарита: АА - мой единственный шанс

алкоголизм- Почему я начала пить?

Ведь я так осуждала пьянство, осуждала свою пьющую сестру, пьющего отца…
Я бежала. Всегда бежала от гнетущей пустоты и серости жизни. С детства помню Чувство скуки и разочарования: «Торт съеден, праздника не получилось, чувство пустоты и одиночества». Я уехала от родителей как только смогла. Мне казалось театр - вот настоящая жизнь, полная страстей, событий, а ведь я-то, такая умница-красавица просто, так вот сразу и стану звездой. Мне многое легко давалось, там, где другим приходилось напрягаться, добиваться, я то же самое получала легко и просто – за красивые глаза.

Я была застенчивым, даже робким ребенком. Очень скромной девушкой.

Только недавно услышала поговорку: что просто «скромный ждет похвалы дважды». Похвалы в свой адрес я воспринимала как должное: ах какая девочка - умница, красавица, а значит, я лучше многих и достойна получать все что хочу - вынь да положи! То, что было трудно для меня, я как бы пропускала, - зачем долго трудиться, когда можно получить все быстро, здесь и сейчас. Поэтому алкоголь и произвел на меня такое впечатление; он быстро избавил от неприятных вещей, как бы мгновенно растворил  мои сомнения, страхи, неуверенность, робость.

Впервые напилась я на втором курсе института. А до этого - ни пила и не курила, матом не ругалась, и поэтому на курсе у меня почти не было друзей.

Я трудно сходилась с людьми. Сделай лицо по-проще - шутили мои однокурсники. Я всегда знала, что правильно, а что нет, справедливо, а что нет, все сравнивала и оценивала, не прощала. Вот меня, должны понять и простить, а я вас - еще подумаю …

Пить - чтобы перестать бояться

Студенческая среда, театральная среда - пили много, пили все.

Первая пьянка в «общаге» - меня вырубило. Водка оказалась «паленой». Утром, когда очнулась было стыдно; я не могла вспомнить, что произошло. Оказывается, меня вырвало, я упала в коридоре, а моя миниатюрная соседка волокла меня до кровати. В зеркале я увидела опухшее лицо, расплывшийся вчерашний макияж. На лекции естественно не пошла. Помню: чувство стыда, недоумения «как такое вообще со мной могло произойти?»; в тоже время я  почувствовала, что алкоголь подавил во мне робость, во мне, как бы зародилось, другое - смелое, наглое, развязное существо.  

Любовь - Саша

Теперь я, конечно понимаю, что это была не любовь. Скорее, реализация моих женских амбиций. Но желала, я этого мужчину страстно. Почему? У него был образ этакого непонятого гения, бунтаря, хулигана. Он подавал надежды, как режиссер и уже крепко выпивал. Я добивалась его. Он обижал меня. Аборты. Ничего из этого я ему простить не смогла. Помню: я у него в гостях, лето, каникулы, надо ехать к маме, я пришла просить его проводить меня на вокзал. А он такой неприступный, сидит, а перед ним трехлитровая банка пива и бутылка водки. В общем, мне предложили «подводную лодку» и секс. Помню, иду домой и плачу.

Мы, то сходились, то расходились. Но, в конце концов, алкоголь связал наш союз очень крепко. Мы стали парой пьющих студентов. Секс и алкоголь стали для меня неразрывно связаны. Я как бы, растворилась в нем, стала ему подражать, даже носила его свитер. Меня предупреждали педагоги, которые это наблюдали, что так нельзя, что он мне не пара, я считалась перспективной студенткой. Но я никого не слушала.

Сейчас, я понимаю, что алкоголиком я стала очень быстро.
1993 г. (3 курс) - начало активного пьянства. Посещение лекций с похмелья. Любовь. Пьяная любовь. И вот уже 1995 г. (выпускной), сильно напилась, рыдала пьяная, потом уснула, потом похмелье... Лицо держать я не умела. Дальше, работа в театре - нас шумная компания единомышленников, репетиции, гастроли, посиделки с обсуждением творческих планов - все сопровождалось водкой. Я всегда пила на равных с мужчинами. 1998 г. -  и уже, рюмка перед спектаклем – норма, даже перед утренним. Мы стали парой алкоголиков. Он опустился раньше, т.к. начал пить еще в школе. Я еще держалась. Постепенно мы остались одни, друзья отвернулись. Расстояние оказалось, длинною в пять лет. Виноваты в моих несчастьях были все: режиссер - идиот, директор - вор, родители - безответственные, свекровь - просто дура. Бедная свекровь так устала от наших попоек, что даже разменяла бабушкину квартиру - лишь бы избавиться от нас. Это был конец, он уже не работал, а только пил уже все что горит. Я еще держала лицо как могла, но тоже уже была не разборчива в спиртном (пила спирт «Троя»), и не разборчива в сексе. Могла пойти с первым встречным, если было спиртное. Меня предупреждали в театре несколько раз, но последней каплей был пьяный дебош в театре. Мне негде было жить, у меня не было денег и я была беременна.

Муж

Лучше бы конечно не попадался он мне на глаза. Таких черных, чистых глаз я не встречала никогда, такого открытого взгляда - я пропала, и он тоже. Мой черт влюбился в этого ангела.  К тому времени у меня было четкое убеждение, что все мужики «козлы».

Но Он показался мне особенным - я тянулась к нему и боялась, боялась отношений, они казались мне бесперспективными: мальчик 22 года, осветитель в театре, жилья нет, денег нет, а мне то нужна была определенность. Я то была уже взрослой, в театре я считалась ведущей артисткой, талантливой, но с плохой репутацией - (позволяла себе возлияния), и плохим характером, остра была на язык. И могла сказать, что думаю, не разбираясь в чинах. Но меня терпели за профессионализм.
В то время плохо мне было  очень, Саша уже окончательно спился, в запоях, у него начались эпилептические припадки. Денег не хватало, с квартиры свекровь меня попросила съехать, в конце концов, директор попросил меня «по-хорошему» уйти.

Тогда Он стал спасать меня. Но ему было 22, а мне уже 28. Он был наивный мальчик, а я уже прошла «огонь и воду, и медные трубы».

Я уехала в Энск, в театр. Сначала я держала лицо, но именно там мой алкоголизм приобрел бесповоротный характер. Оказавшись одна, без близкого человека, в чужом городе, работы мало, тоска, безысходность. Все было - шумные пьянки единомышленников, друзья алкоголики, любовники алкоголики, режиссеры алкоголики. Потом уже пила одна, пряталась как зверь в своей норе. В Казахстане была дешевая водка. Я покупала бутылку, и пряталась, не включала свет в комнате, боялась, что кто-нибудь придет. Однажды, после недельного запоя, меня позвали на день рождения, мне очень не хотелось идти, т.к. я хотела остановиться, а там пришлось бы пить. Пришлось идти, собралась, как могла, но когда мне налили рюмку «с горкой», я поняла, что у меня так трясутся руки, что поднять не пролив, я не смогу. Вот это было минута настоящего позора, я выдала себя со всеми потрохами.

Мне удалось вернуться в Челябинск, к Нему. Устроиться на работу в торговую компанию, на приличную зарплату, мы сняли квартиру. Я поменяла «личину», держала себя в руках, но от спиртного уже отказаться не могла. Перешла на пиво и джин-тоник. Вечер после работы с парой пива - это нормально. Работа мне не нравилась, я не смогла наладить отношений на работе - я как бы была выше их, торгашей грубых и пошлых. Я быстро добилась хороших результатов и естественно ждала аплодисментов  в свой адрес, а их не последовало. Алкоголь всегда был рядом - недовольство, обида запивались вечерком пивом, а в выходные я плавно напивалась. Как – то мы погуляли в субботу, Он всегда пил чисто символически, а я все до капли. Наутро я проснулась в луже. Это был уже 2000 г. И я уже достаточно деградировала и морально и нравственно – так, что глубоких  угрызений совести, что написала на «любимого» я не испытала. Тем более, к тому времени у меня назрела масса претензий к нему: замуж не зовет, кольцо на палец не одевает. Я вымоталась морально и физически - я ушла с работы. Я решила отдохнуть.

Потом я «как бы» искала работу, но работать не хотелась, работа и не искалась. Алкоголь стал важнее всего - у меня не было работы, не было жилья, не было детей, не было семьи. Я была алкоголичка 30-ти лет и мне было очень жаль себя, частенько напиваясь, я плакала о своей несчастной судьбе.  А Он - это так, ошибка… Он всегда рядом, он спасет, поможет, ведь виноват всегда во всем он.

Уже тогда, я отчетливо поняла, что я - алкоголичка. Мой муж не хотел этого признавать. Было комфортней думать, что Рита иногда перебирает и у нее плохой характер. У меня почти не было друзей, к нам не ходили гости, я их терпеть не могла - пустая трата времени, люди всегда интересовали меня с функциональной точки зрения, что они могут и умеют. Я скрывала свой позор.

Анонимные алкоголики

Об АА я знала уже тогда – лет десять назад. Как-то, опохмелившись 1,5 литра пива, я начала звонить. Мне попалась газета бесплатных объявлений, я позвонила в наркологию (решила закодироваться), но 7 дней трезвости ? ! - нереально. Потом я позвонила в АА - спокойный мужской голос ответил мне и позвал на собрание, но меня бесконечно испугала мысль, что я пойду к алкоголикам. Иллюзия, что я справлюсь сама, что я еще могу взять себя в руки!

Материнство

Случилось чудо - я забеременела. Но нет, на меня не угодишь. «Нет детей - горе, есть - еще большее горе», ведь это ответственность. Когда я пьяная рыдала, взывая о ребенке, я же не думала об ответственности. ОН наделся, что хоть ребенок меня остановит.

Первое время я держалась. Но всегда была отговорка, что ведь немного можно, ничего, что это «не много», быстро превращалось в «очень много». Порой я даже не стеснялась на прием к врачу прийти с похмелья, мне ставили угрозу выкидыша, а я попивала да поплевывала на мнение врачей.

Я опять поменяла окраску - теперь у меня есть дети, я могу не работать, пусть он зарабатывает. Я пила потихоньку - пиво, вино, пока ребенок спал бегала в магазин.

Он часто был в командировках, я была совершенно одна и мне никто не мешал. Прогулка с детьми, с собой опохмелятор. Я быстро смекнула, что мамаша, регулярно покупающая в магазине алкоголь, привлечет внимание,… да и соседи. Я стала ходить в аптеки, перешла на настойки и эликсиры. Последний ребенок родился с маленькой массой из-за моего алкоголизма. Я знала о риске для плода, специально искала информацию, о возможных пороках, но все равно пила.

Я понимала степень моей нравственной деградации, чувство страха и вины, прежде всего перед детьми, выедали мне душу. По мере прибавления детей, наше материальное положение напротив ухудшалось. Переезд – каждые 2-3 года. Каждые 2 года Он искал новое место работы, долги. Страх уничтожал меня, я очень хотела быть хорошей матерью: я планировала, выстраивала алгоритм действий, продвигала идеи, как найти садик получше, школу попрестижней… Сдувалась и напивалась.

Самостоятельно мне удалось не пить 6 мес., когда я решила приобрести вторую профессию, взяться за ум, вообще заняться чем-то стоящим, начала учиться дизайну. Шесть месяцев напряженной работы + 3-е детей, которые никуда не делись; и как результат - срыв. Потом частота стала такая, 2 недели пью, 1 неделю восстанавливаюсь.

Шанс

Пропасть между мной и мужем, казалась непреодолимой. Он перестал мне верить, он отвернулся от меня. Кого я могла попросить о помощи? У меня был только один близкий человек - мой муж. Я просила его положить меня в наркологию, устроить в платное отделение, сама я не могла уже ничего. Помню ужас запойного похмелья, когда жажда опохмелиться животная и животный страх смерти: а вдруг, эта чекушка яда, будет смертельной, я очень боялась, что у меня откажут почки или остановиться сердце.

Запои стали сильно бить по здоровью.

Я после недельного запоя на сутки выпадала из жизни с жесточайшим отравлением. А мне нужно было все время делать что-то по дому, ухаживать за детьми, поликлиника, детский сад, танцы, но моя батарейка садилась быстро, мне всегда чего-то не хватало, всегда был повод. Приступы паранойи, ревности, истерики я хотела поймать его на лжи. Я пыталась бороться сама: две недели трезвости - эмоциональный срыв - запой. Последнее время я отследила, что не способна контролировать свои эмоции, вспышки ярости доводили меня до исступления, и я бежала за бутылкой, чтобы успокоиться. Последний раз припадок закончился моим нападением на мужа, я царапала ему лицо, я уличила его в обмане, он уходил в выходной день, оставляя меня больную и беспомощную с тремя детьми. Все это происходило на глазах у девочек. Страх в их глазах - драка родителей. Они плакали, я напугала их. Мой страх, что он заберет детей.

Это была черта, за которую я уже не могла переступить. Я поняла, что АА - мой единственный шанс. Номер телефона я нашла на сайте. Мне ответила женщина: «Приходите и не бойтесь, насильно вас никто держать не будет, главное придите трезвой». Это было 19 июня 2012 г., группа «Воскресенье». Сегодня я трезвая 10 месяцев. Мой муж со мной, моя семья сохранилась. Шагаю «по шагам», у меня есть наставник.

19 апреля 2013 г.  Маргарита

Приведенная на сайте информация не является руководством к самолечению.
Возможны противопоказания. Необходима консультация специалиста!